Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Кухонный боксёр — преступник или домашний тиран? Совет Федерации одобрил закон о декриминализации побоев в семье

Совет федерации рассмотрел закон о декриминализации домашнего насилия. Согласно статье 116 Уголовного кодекса, такие преступления, совершенные впервые, переводят в административное поле. Однако это не касается «кухонных боксёров» — второй и каждый следующий случай рассмотрят как уголовное преступление. Таким образом депутаты Госдумы исправили собственную ошибку. Формулировки, внесённые в закон полгода назад, могли привести к семейным трагедиям.

Историй, похожих на ту, что у Оксаны, в кризисном центре «Оберег» с десяток. Иркутянка ушла от мужа с двумя детьми — тот начал бить 14-летнего сына.

— Что угодно. Не так сел, не так посмотрел, не так сказал. Если бы органы опеки или другие инстанции бы вмешивались, от моего мужа последовало бы ещё больше агрессии. Мы бы просто оказались быстрее там, где мы сейчас, — говорит жительница Иркутска Оксана.

Поправки в «законе о шлепках», которые свели подзатыльники до уровня отношений, Оксана приняла спокойно. Супруг — не хулиган, не экстремист, статуса уголовника не заслужил. Может, общий язык найти ещё удастся.

А вот феминистки всей страны декриминализацию 116-й статьи приняли как личную угрозу. Собирали пикеты, устраивали флешмобы. На плакатах — холодящая душу статистика. Семья — как источник зла.

— Идёт подмена понятий, идут ложные цифры. Обсуждая этот закон, вам ставится картинка — стоит женщина сильно избитая. У которой не лицо — котлета. Это не побои. Это совсем не 116 статья, — говорит председатель ИРО «Родительское Всероссийское сопротивление» Михаил Ермаков.

Чтобы факт семейного насилия всплыл, оставлять следов не обязательно. В иркутской клинике малейшие угрозы для здоровья пациентов покажет дежурное, на первый взгляд, анкетирование. А уж синяки и ссадины у детей и подростков проверяют особенно тщательно. Медики, как разведчики, обучены специальным алгоритмам.

— Форма гематом, форма травм, высота их расположения, давность их нанесения. Кроме того, учитывается психологическое поведение ребенка: затравленность, неадекватная реакция, сонливость, — говорит заместитель главного врача ГКБ № 8 Елена Говорина.

В полиции говорят — показатели бытового насилия снижаются с каждым годом. Но волна необоснованной паники при этом растёт. Представители «Всероссийского Родительского Сопротивления» уверены — всё это неспроста.

— Создан бизнес, запрос на детей, когда из родной семьи забирают, отдают в замещающую. Родной семье материально не помогают, а туда идут хорошие денежные потоки. Каждый «спасённый» ребёнок, спасённый в кавычках, по нему идет подушевое финансирование, — говорит председатель ИРО «Родительское Всероссийское сопротивление» Михаил Ермаков.

В предыдущей версии закона за тумаки можно было получить 2 года тюрьмы. Ребёнок бы лишался семьи уже во время разбирательств. Ответственность родственников за шлепки была вдвое суровей, чем, например, по соседней 115-й статье — «Причинение лёгкого вреда здоровью». Там максимальная санкция обидчику — арест на 4 месяца.

— Я хочу заверить, что статей в Уголовном кодексе достаточно для того, чтобы привлечь всех, кто занимается каким-либо насилием в отношении детей: сексуальным, психологическим, физическим, — говорит Уполномоченный по правам ребёнка в Иркутской области Светлана Семёнова.

В прошлом году за побои родни осудили 90 жителей Прибайкалья. Родительских прав лишили 1100 человек. Сейчас на учёте — как неблагополучные — стоят почти пять с половиной тысяч семей.

0
0
Авторы
Авторизуйтесь на сайте, чтобы написать комментарий.

Google